«Враги – в основном на уровне администраций…»

Владелец сети ювелирных салонов «Кредо Приорат» Киям Курмакаев уже почти 25 лет ведёт бизнес в разных регионах и странах. О том, почему коллегам из Чехии он никогда не посоветует заниматься коммерцией в Гатчине, полезно ли успешному предпринимателю дружить с чиновниками Праги и сколько денег областной коммерсант тратит на оборону бизнеса, собеседник рассказал нашему корреспонденту…

— По каким показателям вы сразу можете определить бизнес-климат в регионе?
— Первый показатель — это распределение сил. В Гатчине 80% моего рабочего времени уходит на борьбу с коррумпированными чиновниками, которые, похоже, считают себя источником права. Иногда складывается ощущение: не за горами тот день, когда судьбу малого бизнеса здесь начнут определять внесудебные «тройки». Впрочем, такое уже в моей истории было. Например, бывший глава администрации Гатчины Александр Калугин в нарушение всех федеральных законов создал здесь комиссию по признанию и сносу самостроев. Хотя это исключительная компетенция судов.
По моей жалобе прокурор города опротестовал это решение и комиссия была ликвидирована.

А вот в Чехии, где я владею риэлторской компанией, предприниматель все свое время отдает развитию дела. Ему не нужно прикладывать усилий, чтобы отстоять то, что принадлежит ему по праву. Если ты выиграл на аукционе объект недвижимости, можешь быть уверен: его не отберут лица, приближенные к администрации, а твое имущество не сожгут за отказ продать его.
Опять же, это не просто слова. Несколько лет назад моя компания взяла на аукционе участок с домом в посёлке Сиверский на берегу реки. Ранее там находилась школа рабочей молодёжи и я письменно просил администрацию изменить целевое назначение земли: хотел или восстановить красивый особняк или поделить участок на две части, а потом построит два дома. Несколько лет мне отвечали отписками — якобы, это невозможно. И тут нам стали поступать от администрации района настойчивые предложения продать объект заинтересованным лицам. Мы отказались. После чего строение внезапно «самовозгорелось». Пришлось согласиться на предложение. Интересно, что переговоры вели люди, впоследствии приближенные к внештатному экономическому советнику бывшего главы республики Карелия. Наверное, в регионе слишком мало земли, поэтому ее и приходится отбирать силой. В Татарстане, где я также веду бизнес, такой проблемы нет.

Второй момент. Моя семья живет в Чехии более 15 лет, но я даже не знаю имя главы нашего административного округа. Здесь же, в Гатчине, ты вынужден знать всех чиновников. Потому что дело, с которого предприниматель платит налоги и организует рабочие места, напрямую зависит от аппетита сонмища «бояр» на уровне муниципалитетов и сельских поселений. Даже в Татарстане со всеми его нюансами, такое невозможно. Любой чиновник-самодур был бы там сразу уволен без права занимать должность. Может, поэтому этот регион третий раз подряд становится лидером Национального рейтинга инвестиционного климата.

Чем объяснить подобные различия даже в пределах одного государства? Возможно тем, что недобросовестные должностные лица Гатчинского района работают на интересы строго определенного круга лиц, а чиновники Татарстана — на интересы всего населения республики.

Наконец, третий фактор – это налоги. Я вижу, куда они уходят в Чехии. Очевидно преобразился Татарстан, который двадцать лет назад был заброшенным краем и намного отставал от Ленобласти по всем практически показателям. А вот в Гатчине за последние годы мои ювелирные салоны дважды среди бела дня грабили вооруженные люди. Наше предприятие потеряло несколько десятков миллионов рублей. Прошло более трёх лет, но преступники так и не найдены, ущерб не возмещён. В полиции мне сказали: будете рассказывать, как нам работать, когда станете нашим начальником…

— Вы бы посоветовали коллегам из Чехии вести бизнес в Ленобласти, как это делают автопроизводители? Если да, то каким видом бизнеса здесь выгодно заниматься иностранцу?
— Давайте не будем трогать автопром: там крутятся другие деньги и работают другие договоренности. Есть классический малый бизнес: бары, рестораны, пивоварни, булочные, мастерские... Конечно, было бы здорово, если бы бельгийцы привезли сюда свои вафли, а чехи открыли хлебопекарню или пивную. Но какое впечатление об инвестиционном климате может сложиться у чешских коллег, когда они смотрят на меня? Они в шоке от моих рассказов, особенно когда я демонстрирую им документы, фото, аудио и видеосъёмку.

Например, несколько лет назад на правах дольщика я строил торговый центр в центре Гатчины. Без согласия дольщиков фирма-застройщик превысила нормативы при возведении хозблока, а меня уверила, что все согласовано. В итоге, работы останавливают, застройщик банкротится, центр города уродует недострой. Я договариваюсь с бывшим мэром Станиславом Богдановым завершить строительство хозблока. Тот подписывает постановление, мы приступаем к проектным работам, тратим деньги на согласования в областных инстанциях.

Тем временем власть меняется. Новые чиновники требуют отдать принадлежащие мне склады (оценённые независимой оценочной компанией более чем $250 тысяч), в обмен на возможность достроить центр. В строительство уже было вложено несколько десятков миллионов рублей, естественно, я отказываюсь платить взятку. И тогда новое руководство росчерком пера отменяет постановление своего предшественника, и обращается в суд. На глазах изумленной публики судье кладут поддельные документы и меня, обманутого дольщика, обязывают снести хозблок за свой счет!

Разумеется, я отказываюсь это делать уже из принципа. Тем более, что арбитраж полностью встал на мою сторону. Тогда по письменной просьбе главы администрации МО Елены Любушкиной судебные приставы накладывают мне запрет на выезд за границу, где я проживаю с семьей много лет.

Дело доходит до немыслимых вещей. Меня более трех раз без предупреждения о наложении запрета снимали с авиарейсов. Не выпустили из страны даже к смертельно-больной дочери, которая нуждалась в моей поддержке. Чиновники написали, что подобное заболевание прекрасно лечится и в Ленобласти. То есть она может приехать повидаться сюда и полечиться в Гатчинской больнице! Как это назвать? Фашизмом? Садизмом? И что поразительно, этим занимались женщины- чиновницы.

К слову, нам удалось доказать, что документы, представленные в суд, поддельные. Но администрация гатчинского района до сих пор отказывается проводить служебную проверку деятельности своих коллег, ссылаясь на ФЗ «О местном самоуправлении». Якобы, это не позволяет им российское законодательство. Полиция также отказывает в возбуждении уголовных дел, а прокуратура отменяет все эти отказы как незаконные. И так много раз.

Теперь посмотрите на ситуацию глазами зарубежных коллег. Я, магистр права и экономики, ничего не могу сделать для того, чтобы защитить свои права. Как человек без знания языка, законов, традиций сможет бороться против этой чудовищной машины? И кто будет вкладывать свои средства в такой инвестклимат? Кому из коллег я могу сказать – приезжайте сюда и открывайте бизнес? Куда я их приглашу? К Любушкиной? Ежегодно я вынужден тратить на услуги юристов почти миллион рублей. Это мой вклад на борьбу с коррупцией. В совокупности со стоимостью шести квартир, которые я вложил в строительство и недополученной прибылью, рисуется гигантская цифра – почти 100 миллионов рублей. Разумеется, у меня нет иллюзий, что кто-то вернет деньги. Фактически, это будет равносильно банкротству муниципального образования. Но ведь есть и другая сторона медали – недополученная выгода регионом. Сегодня я реализовал 15% из того, что мог. Хотелось бы открыть в Гатчине и музыкальную школу, и дом престарелых, молитвенную комнату. Есть желание больше платить своим сотрудникам. Но все силы и деньги уходят на борьбу с коррумпированными чиновниками, которые стоят у власти на уровне МО и сельских поселений. Я считаю, что они и есть самые настоящие враги, которые тормозят развитие России.

— А насколько тяжело иностранцу открыть и вести бизнес в Чехии?
—Мне, как человеку, приехавшему из другой страны, никто никогда не чинил препятствий. Наиболее востребованная форма бизнеса в Чехии – S.R.O. (аналог нашего ООО). То есть можете внести одну крону и открыть ООО.

Ведение учета тоже не обременяет. Обычно предприниматель нанимает бухгалтера или прибегает к помощи специальных лицензированных компаний. Я использую второй вариант, что выгоднее: за ведение трех фирм мои компании платят специалисту всего 100 евро в месяц. Все бухгалтерские ошибки там застрахованы. Если обслуживающий бухгалтер ставит на баланс печать, то с этого момента ответственность за все ошибки несет его компания, а не владелец бизнеса.

Что касается контроля, то к чешским предпринимателям чаще всего приходят с проверками социальные фонды. За 15 лет у меня несколько раз побывали проверяющие, но ни разу – внепланово. О любом визите предупреждают за месяц и сразу оговаривают, какие документы необходимо предоставить. Сама же процедура занимает два-три часа, а не полгода, как бывало у нас. Кроме того, чехи не злоупотребляют наказаниями. Например, если ошибка была допущена случайно, то, скорее всего, проверяющие дадут вам возможность ее исправить. Разумеется, это не касается дел о намеренном уклонении от налогов.

Как я уже сказал, нет нужды и в какой-то дружбе с чиновниками. Зачем? Я знаю, что нашим районом управляет уважаемая пани, которую я иногда вижу вместе со всеми на городских праздниках. К слову, должностные лица там не сидят в отдельных палатках и не пьют из особенных стаканов. Они общаются и веселятся вместе с другими людьми, и это импонирует.

— По какому принципу в Чехии выдают кредиты?
— Принимая решение о выдаче кредита, в Чехии смотрят на постоянный доход, так как очень важно, чтобы заемщик вернул тело кредита. У нас часто обращают внимание на обеспечительные меры. Хотя это и неправильно: все-таки банк должен специализироваться не на отнятии недвижимости, а на получении процентов. Здесь тебе дают деньги под 25% годовых, там тот же Sberbank CZ выдает их под 4%.

— Могут ли рассчитывать на денежную помощь государства начинающие предприниматели?
— Молодым предпринимателям Бюро трудоустройства Чехии предоставляет пособие на открытие бизнеса (оно может достигать шести средних заработных плат). В Чехии самозанятость является общественно-полезным делом, поэтому такие граждане могут рассчитывать еще и на промежуточные пособия, которые предназначены для оплаты аренды или услуг за ремонт техники. В этом отношении отечественный подход к молодым предпринимателям не столь щепетилен. Они могут получить субсидию, но взять кредит уже сложнее.

Приведу вам такой пример. При оборотах нашей ювелирной сети, те десять миллионов рублей, что я недавно просил у банка, не слишком существенная сумма. Мы работаем на рынке 25 лет, никогда не меняли ни юридического адреса, ни телефона, ни учредителей. Но и этих денег банки нам не дали, пришлось брать валютный займ у знакомых.

Во властных кругах вроде бы говорят правильные вещи о помощи бизнесу. Но когда ты сталкиваешься с таким отношением, остается только развести руками. Если мне, предпринимателю с огромным опытом, банк не может предоставить сумму, то что говорить о молодом человеке без опыта?

Или другой пример: у меня перестали обслуживать банковскую карту и закрыли мои счета – без объяснения причин. То есть предпринимателю, который много лет обслуживается в одном банке, берет там кредиты, выплачивает их, вдруг, «без объяснения причины» могут перекрыть доступ к деньгам. Возможно ли это? Я же ваш клиент, я перевожу деньги, а вам идут проценты. Так объясните мне хотя бы причины! К сожалению, с подобным отношением часто приходится сталкиваться. Даже право на землю под строениями, которую муниципалы должны отдавать в собственность по выкупной цене, мне пришлось отстаивать. К сожалению, ни один земельный участок под своими зданиями я не получил без суда.

— В рейтинге коррумпированных стран в 2016-м году Чехия заняла 53-е место, Россия — 136-е. То есть нормы делового оборота там тоже далеки от совершенства. Какая коррумпированность считается в Чехии приемлемой, а какая нет?
— Действительно, по сравнению со странами Северной Европы, Чехия достаточно коррумпированная страна. Различия в том, что там кулуарные договоренности касаются исключительно крупного бизнеса. Я, как малый предприниматель, с коррупцией не сталкивался.
Чехи очень экономные люди. Они никогда не дадут лишней кроны на то, что принадлежит им по праву. Поэтому здесь разумно говорить не о приемлемом уровне коррупции, а о предпринимательском менталитете в целом.

Я являюсь членом правления общеевропейской организации «Альянс татар Европы», много езжу по миру и получаю информацию не из телевизора, а от непосредственных участников событий. Нигде предприниматель не чувствует дрожь в коленках, заходя в районную администрацию. Но почему-то у нас это считается чем-то обыденным. За все годы бизнеса в Чехии ни один чиновник не обратился ко мне с личной просьбой. У нас же считается нормальным, когда должностные лица у тебя что-то просят, а то и откровенно требуют. Доходит до смешного.

Например, посетители администрации гатчинского района паркуются на земле, находящейся в моей собственности. Естественно, асфальт разрушается. Чиновники присылают мне настоятельное требование: отремонтируй. Ремонт стоит два миллиона рубля. Я предложил разделить эту сумму между всеми, кто пользуется этим участком. Но в администрации «включают» дурака и не хотят решать проблему. То есть я ежегодно обязан выкладывать по два миллиона на асфальт?
Чтобы принять в эксплуатацию наш торговый центр на улице Соборной 18 в Гатчине, администрация заставила оказать благотворительность. Ну что тут скажешь…
Люди не понимают: это власть должна бояться их, а не наоборот. Это мы, общество, наняли чиновников на работу и оплачиваем их труд из своих налогов. Соответственно, вправе требовать отчета. Но у нас эта пирамида перевернута. И пока мы этого не поймем, ничего не сдвинется с места.

Разумеется, нельзя жить в постоянном негативе. Некоторые оптимистичные надежды все-таки есть. Очень надеюсь, что лед, наконец, тронулся и губернатор Александр Дрозденко сможет переломить порочную систему в регионе. Хотя и не представляю, сколько сил на это ему потребуется.

— Насколько удалось переломить эту систему в Татарстане?
— Не бывает так, что во всем государстве есть коррупция, а в отдельном регионе ее нет. Но Татарстан ведет огромную работу на преодоление административных барьеров. Сам президент, будучи заинтересованным в развитии бизнеса, много времени уделяет общению с предпринимателями, с общественностью. Сильная политическая воля руководства республики дает результаты. Например, решения муниципальных властей и правоохранительных органов теперь там принимаются более оперативно. Любого незаконно поступившего чиновника снимают с должности без разговоров. Ситуацию, при которой муниципальные служащие подделали документы для суда, сложно представить. Хотя справедливости ради стоит отметить, что Гатчина все-таки специфический район Ленобласти. Хочется верить, что другие отличаются в лучшую сторону.

Беседовала Алла СЕРОВА

Владелец сети ювелирных салонов «Кредо Приорат» Киям Курмакаев уже почти 25 лет ведёт бизнес в разных регионах и странах. О том, почему коллегам из Чехии он никогда не посоветует заниматься коммерцией в Гатчине, полезно ли успешному предпринимателю дружить с чиновниками Праги и сколько денег областной коммерсант тратит на оборону бизнеса, собеседник рассказал нашему корреспонденту…

 

— По каким показателям вы сразу можете определить бизнес-климат в регионе?

— Первый показатель — это распределение сил. В Гатчине 80% моего рабочего времени уходит на борьбу с коррумпированными чиновниками, которые, похоже, считают себя источником права. Иногда складывается ощущение: не за горами тот день, когда судьбу малого бизнеса здесь начнут определять внесудебные «тройки». Впрочем, такое уже в моей истории было. Например, бывший глава администрации Гатчины Александр Калугин в нарушение всех  федеральных законов создал здесь комиссию по признанию и сносу самостроев. Хотя это исключительная компетенция судов.

По моей жалобе прокурор города опротестовал это решение и комиссия была ликвидирована.

 

А вот в Чехии, где я владею риэлторской компанией, предприниматель все свое время отдает развитию дела. Ему не нужно прикладывать усилий, чтобы отстоять то, что принадлежит ему по праву. Если ты выиграл на аукционе объект недвижимости, можешь быть уверен: его не отберут лица, приближенные к администрации, а твое имущество не сожгут за отказ продать его. 

Опять же, это не просто слова. Несколько лет назад моя компания взяла на аукционе участок с домом в посёлке Сиверский на берегу  реки. Ранее там находилась школа рабочей молодёжи и я письменно просил администрацию изменить целевое назначение земли: хотел или восстановить красивый особняк или поделить участок на две части, а потом построит два дома. Несколько лет мне отвечали отписками — якобы, это невозможно. И тут нам стали поступать  от администрации района настойчивые предложения продать объект заинтересованным лицам. Мы отказались. После чего строение внезапно «самовозгорелось». Пришлось согласиться на предложение. Интересно, что переговоры вели люди, впоследствии приближенные к внештатному экономическому советнику бывшего главы республики Карелия. Наверное, в регионе слишком мало земли, поэтому ее и приходится отбирать силой. В Татарстане, где я также веду бизнес, такой проблемы нет. 

 

Второй момент. Моя семья живет в Чехии  более 15 лет, но я даже не знаю имя главы нашего административного округа. Здесь  же, в Гатчине, ты вынужден знать всех чиновников. Потому что дело, с которого предприниматель платит налоги и организует рабочие места, напрямую зависит от аппетита сонмища «бояр» на уровне муниципалитетов и сельских поселений. Даже в Татарстане со всеми его нюансами, такое невозможно. Любой чиновник-самодур  был бы там  сразу уволен без права занимать должность. Может, поэтому этот регион третий раз подряд становится лидером Национального рейтинга инвестиционного климата. 

 

Чем объяснить подобные различия даже в пределах одного государства? Возможно тем, что недобросовестные должностные лица Гатчинского района работают на интересы строго определенного круга лиц, а чиновники Татарстана — на интересы всего населения республики.

 

Наконец, третий фактор – это налоги. Я вижу, куда они уходят в Чехии. Очевидно преобразился Татарстан, который двадцать лет назад был заброшенным краем и намного отставал от Ленобласти по всем практически показателям. А вот в Гатчине за последние годы мои ювелирные салоны  дважды среди бела дня грабили вооруженные люди. Наше предприятие потеряло несколько десятков миллионов рублей. Прошло более трёх лет, но преступники так и не найдены, ущерб не возмещён. В полиции  мне сказали: будете рассказывать, как нам работать, когда станете нашим начальником… 

 

— Вы бы посоветовали коллегам из Чехии вести бизнес в Ленобласти, как это делают автопроизводители? Если да, то каким видом бизнеса здесь выгодно заниматься иностранцу? 

— Давайте не будем трогать автопром: там крутятся другие деньги и работают другие договоренности. Есть классический малый бизнес: бары, рестораны, пивоварни, булочные, мастерские... Конечно, было бы здорово, если бы  бельгийцы привезли сюда свои вафли, а чехи открыли хлебопекарню или пивную. Но какое впечатление об инвестиционном климате может сложиться у чешских коллег, когда они смотрят на меня? Они в шоке от моих рассказов, особенно когда я демонстрирую им документы, фото, аудио и видеосъёмку.

 

Например, несколько лет назад на правах дольщика я строил торговый центр в центре Гатчины. Без согласия дольщиков фирма-застройщик превысила нормативы при возведении хозблока, а меня уверила, что все согласовано.  В итоге, работы останавливают, застройщик банкротится, центр города уродует недострой. Я договариваюсь с бывшим мэром Станиславом Богдановым завершить строительство хозблока. Тот подписывает постановление, мы приступаем к проектным работам, тратим деньги на согласования в областных инстанциях.

 

Тем временем власть меняется. Новые чиновники требуют отдать принадлежащие мне склады (оценённые независимой оценочной компанией более чем $250 тысяч), в обмен на возможность достроить центр. В строительство уже было вложено несколько десятков миллионов рублей, естественно, я отказываюсь платить взятку. И тогда новое руководство росчерком пера отменяет постановление своего предшественника, и обращается в суд. На глазах изумленной публики  судье кладут поддельные документы и меня, обманутого дольщика, обязывают снести хозблок за свой счет!

 

Разумеется, я отказываюсь это делать уже из принципа. Тем более, что арбитраж полностью встал на мою сторону. Тогда по письменной просьбе главы администрации МО Елены Любушкиной судебные приставы накладывают мне запрет на выезд за границу, где я проживаю с семьей много лет.  

 

Дело доходит до немыслимых вещей. Меня более трех раз без предупреждения о  наложении запрета снимали с авиарейсов. Не выпустили из страны даже к смертельно-больной дочери, которая нуждалась в моей поддержке. Чиновники написали, что подобное заболевание прекрасно лечится и в Ленобласти. То есть она может приехать повидаться сюда и полечиться в Гатчинской больнице! Как это назвать? Фашизмом? Садизмом? И что поразительно, этим занимались женщины- чиновницы.

 

К слову, нам удалось доказать, что документы, представленные в суд, поддельные. Но администрация гатчинского района до сих пор отказывается проводить служебную проверку деятельности своих коллег, ссылаясь на ФЗ «О местном самоуправлении». Якобы, это не позволяет им российское законодательство. Полиция также отказывает в возбуждении уголовных дел, а прокуратура отменяет все эти отказы как незаконные. И так много раз.

 

Теперь посмотрите на ситуацию глазами зарубежных коллег. Я, магистр права и экономики, ничего не могу сделать для того, чтобы защитить свои права. Как человек без знания языка, законов, традиций сможет бороться против этой чудовищной машины? И кто будет вкладывать свои средства в такой инвестклимат? Кому из коллег я могу сказать – приезжайте сюда и открывайте бизнес? Куда я их приглашу? К Любушкиной? Ежегодно я вынужден тратить на услуги юристов почти миллион рублей. Это мой вклад на борьбу с коррупцией. В совокупности со стоимостью шести квартир, которые я вложил в строительство и недополученной прибылью, рисуется гигантская цифра – почти 100 миллионов рублей. Разумеется, у меня нет иллюзий, что кто-то вернет деньги. Фактически, это будет равносильно банкротству муниципального образования. Но ведь есть и другая сторона медали – недополученная выгода регионом. Сегодня я реализовал 15% из того, что мог. Хотелось бы открыть в Гатчине и музыкальную школу, и дом престарелых, молитвенную комнату. Есть желание больше платить своим сотрудникам. Но все силы и деньги уходят на борьбу с коррумпированными чиновниками, которые стоят у власти на уровне МО и сельских поселений. Я считаю, что они и есть самые настоящие враги, которые тормозят развитие России.

 

— А насколько тяжело иностранцу открыть и вести бизнес в Чехии?

—Мне, как человеку, приехавшему из другой страны, никто никогда не чинил препятствий. Наиболее востребованная форма бизнеса в Чехии – S.R.O. (аналог нашего ООО). То есть можете внести одну крону и открыть ООО.

 

Ведение учета тоже не обременяет. Обычно предприниматель нанимает бухгалтера или прибегает к помощи специальных лицензированных компаний. Я использую второй вариант, что выгоднее: за ведение трех фирм мои компании платят специалисту всего 100 евро в месяц. Все бухгалтерские ошибки там застрахованы. Если обслуживающий бухгалтер ставит на баланс печать, то с этого момента ответственность за все ошибки несет его компания, а не владелец бизнеса. 

 

Что касается контроля, то к чешским предпринимателям чаще всего приходят с проверками социальные фонды. За 15 лет у меня несколько раз побывали проверяющие, но ни разу – внепланово. О любом визите предупреждают за месяц и сразу оговаривают, какие документы необходимо предоставить. Сама же процедура занимает два-три часа, а не полгода, как бывало у нас. Кроме того, чехи не злоупотребляют наказаниями. Например, если ошибка была допущена случайно, то, скорее всего, проверяющие дадут вам возможность ее исправить. Разумеется, это не касается дел о намеренном уклонении от налогов.

 

Как я уже сказал, нет нужды и в какой-то дружбе с чиновниками. Зачем? Я знаю, что нашим районом управляет уважаемая пани, которую я иногда вижу вместе со всеми на городских праздниках. К слову, должностные лица там не сидят в отдельных палатках и не пьют из особенных стаканов. Они общаются и веселятся вместе с другими людьми, и это импонирует.  

 

— По какому принципу в Чехии выдают кредиты?

— Принимая решение о выдаче кредита, в Чехии смотрят на постоянный доход, так как очень важно, чтобы заемщик вернул тело кредита. У нас часто обращают внимание на обеспечительные меры. Хотя это и неправильно: все-таки банк должен специализироваться не на отнятии недвижимости, а на получении процентов. Здесь тебе дают деньги под 25% годовых, там тот же Sberbank CZ выдает их под 4%.

 

— Могут ли рассчитывать на денежную помощь государства начинающие предприниматели?

— Молодым предпринимателям Бюро трудоустройства Чехии предоставляет пособие на открытие бизнеса (оно может достигать шести средних заработных плат). В Чехии самозанятость является общественно-полезным делом, поэтому такие граждане могут рассчитывать еще и на промежуточные пособия, которые предназначены для оплаты аренды или услуг за ремонт техники. В этом отношении отечественный подход к молодым предпринимателям не столь щепетилен. Они могут получить субсидию, но взять кредит уже сложнее. 

 

Приведу вам такой пример. При оборотах нашей ювелирной сети, те десять миллионов рублей, что я недавно просил у банка, не слишком существенная сумма. Мы работаем на рынке 25 лет, никогда не меняли ни юридического адреса, ни телефона, ни учредителей. Но и этих денег банки нам не дали, пришлось брать валютный займ у знакомых. 

 

Во властных кругах вроде бы говорят правильные вещи о помощи бизнесу. Но когда ты сталкиваешься с таким отношением, остается только развести руками. Если мне, предпринимателю с огромным опытом, банк не может предоставить сумму, то что говорить о молодом человеке без опыта? 

 

Или другой пример: у меня перестали обслуживать  банковскую карту и закрыли мои счета – без объяснения причин. То есть предпринимателю, который много лет обслуживается в одном банке, берет там кредиты, выплачивает их, вдруг, «без объяснения причины» могут перекрыть доступ к  деньгам. Возможно ли это? Я же ваш клиент, я перевожу деньги, а  вам идут проценты. Так объясните мне хотя бы причины! К сожалению, с подобным отношением часто приходится сталкиваться. Даже право на землю под строениями, которую  муниципалы должны отдавать в собственность по выкупной цене, мне пришлось отстаивать. К сожалению, ни один земельный участок под своими зданиями я не получил без суда.

— В рейтинге коррумпированных стран в 2016-м году Чехия заняла 53-е место, Россия — 136-е. То есть нормы делового оборота там тоже далеки от совершенства. Какая коррумпированность считается в Чехии приемлемой, а какая нет?

— Действительно, по сравнению со странами Северной Европы, Чехия достаточно коррумпированная страна. Различия в том, что там кулуарные договоренности касаются исключительно крупного бизнеса. Я, как малый предприниматель, с коррупцией не сталкивался. 

Чехи очень экономные люди. Они никогда не дадут лишней кроны на то, что  принадлежит им по праву. Поэтому здесь разумно говорить не о приемлемом уровне коррупции, а о предпринимательском менталитете в целом. 

 

Я являюсь членом правления общеевропейской организации «Альянс татар Европы», много езжу по миру и получаю информацию не из телевизора, а от непосредственных участников событий. Нигде предприниматель не чувствует дрожь в коленках, заходя в районную администрацию. Но почему-то у нас это считается чем-то обыденным. За все годы бизнеса в Чехии ни один чиновник не обратился ко мне с личной просьбой. У нас же считается нормальным, когда должностные лица у тебя что-то просят, а то и откровенно требуют. Доходит до смешного. 

 

Например, посетители администрации гатчинского района паркуются на земле, находящейся в моей собственности. Естественно, асфальт разрушается. Чиновники присылают мне настоятельное требование: отремонтируй. Ремонт стоит два миллиона рубля. Я предложил разделить эту сумму между всеми, кто пользуется этим участком. Но в администрации «включают» дурака и не хотят решать проблему. То есть я ежегодно обязан выкладывать по два миллиона на асфальт?  

Чтобы принять в эксплуатацию наш торговый центр на  улице Соборной 18 в Гатчине, администрация заставила оказать благотворительность. Ну что тут скажешь…

Люди не понимают: это власть должна бояться их, а не наоборот. Это мы, общество, наняли чиновников на работу и оплачиваем их труд из своих налогов. Соответственно, вправе требовать отчета. Но у нас эта пирамида перевернута. И пока мы этого не поймем, ничего не сдвинется с места. 

 

Разумеется, нельзя жить в постоянном негативе. Некоторые оптимистичные надежды все-таки есть. Очень надеюсь, что лед, наконец, тронулся и губернатор Александр Дрозденко сможет переломить порочную систему в регионе. Хотя и не представляю, сколько сил на это ему потребуется. 

 

— Насколько удалось переломить эту систему в Татарстане?

— Не бывает так, что во всем государстве есть коррупция, а в отдельном регионе ее нет. Но Татарстан ведет огромную работу на преодоление административных барьеров. Сам президент, будучи заинтересованным в развитии бизнеса, много времени уделяет общению с предпринимателями, с общественностью. Сильная политическая воля руководства республики дает результаты. Например, решения муниципальных властей и правоохранительных органов теперь там принимаются более оперативно. Любого незаконно поступившего чиновника  снимают с должности без разговоров. Ситуацию, при которой муниципальные служащие подделали документы для суда, сложно представить. Хотя справедливости ради стоит отметить, что Гатчина все-таки специфический район Ленобласти. Хочется верить, что другие отличаются в лучшую сторону. 

 

Беседовала Алла СЕРОВА

Смотрите другие статьи:

Заказать звонок

Пожалуйста, оставьте Ваши контактные данные.

Наши менеджеры обязательно перезвонят Вам, в удобное для Вас время.

Ваше сообщение отправлено. Благодарим за проявленный интерес.