«За благородство помыслов и дел»

                                                                                                                                        Фассахова Нелли

 

«...За благородство помыслов и дел...»

 

И сказано в Откровении от Луки: Воздающий ближнему своему - даёт взаймы Богу!

                                                                                                                                                          ( Библия)

Наверное нет на свете человека, который не согласился бы, что помощь нуждающимся- одна из извечных добродетелей  нашего сложного и противоречивого мира, и кто знает что бы стало с человечеством,  если бы люди не помогали бы друг другу, не поддерживали бы друг друга?!  Хотя, надо заметить, что взаимопомощь характерна не только для человека, но и для всех живых существ в целом. Как вы думаете оценивается выживаемость и сила  любой популяции ? По количеству сильных? - Нет! По количеству слабых, то есть тех,  кто нуждается в поддержке!  Образно говоря, взаимопомощь можно считать  одним из проявлений  инстинкта самомохранения.

Мир человека, безусловно, отличается от мира животных и поэтому, в силу духовных ценностей и культурных потребностей, помощь перерождается в покровительство наукам и искусствам – тому уникальному наследию без которого невозможно существованию цивилизации.

Рассуждая о взаимопомощи,  часто говорят о благотворительности,  спонсорстве, меценатстве - причём ставя все эти понятия в один синонимический ряд! А это большая ошибка, хотя цель у всех этих понятий одна - оказание помощи, но проявление и подоплёка совершенно разные.  Благотворительность - это оказание материальной помощи нуждающимся, как отдельным лицам, так и организациям, она может быть направлена на поощрение и развитие каких-либо общественно значимых форм деятельности. Меценатство, более узкое понятие, это покровительство наукам, искусству, культуре. Многие меценаты занимались и благотворительной деятельностью. А вот спонсорство- скорее  двустороннее деловое соглашение,  подразумевающее  под собой  рекламу спонсора.  Великий русский историк Ключевский  определял бескорыстие обязательным условием меценатства.

 Легенда...

Хотя само понятие «меценатства»  впервые было употреблено  как нарицательное в Александрии, оно пришло  из Древнего Рима и было связано с деятельностью приближенного Императора Августа   Гая Мецената (80-70 гг до н.э.) .   Прозорливый проводник культурной  политики  Октавиана  Августа  Меценат содействовал  развитию  литературы,  которая  способствовала  бы  воспитанию широких народных масс в духе идеологии  приниципата.  Меценат  собрал  около Августа лучших поэтов того времени; он был  не  только  покровителем,  но  и вдохновителем. Обладая  редкой  способностью  обнаруживать  в  других  людях дарование, Меценат предвидел, в каком направлении будет развиваться тот  или иной талант и тактично помогал его  становлению.  Фигура  Мецената  является как бы символом всей римской  культуры  этой  эпохи,  и  не  случайно  такое явление как покровительство наукам и искусствам, возникшее при  Птолемеях  в Александрии, вошло в историю под названием «меценатство». Сам Меценат сыграл огромное значение  в судьбе  таких величайших поэтов Древности как Вергилий и Гораций.

 История...

История меценатства в России имеет давнюю традицию, уходящую в глубь веков. Русские цари, родовитые князья и вельможи покровительствовали строителям храмов и дворцов, иконописцам и составителям летописей и хроник, книгопечатникам, ученым, поэтам. Большой стимул к меценатской деятельности появился у знати после преобразований Петра I, привнесших в страну дух европейского Просвещения. Сподвижники царя старались перещеголять друг друга в поощрении художественных затей. Значительный взлет меценатской деятельности наступил во время царствования Екатерины II, ее долголетнее правление было ознаменовано самыми щедрыми наградами, послужившими источником возникновения многих крупнейших состояний. Наступил расцвет коллекционирования и собирательства. Граф Григорий Орлов выстроил в Гатчине великолепный дворец (архитектор Растрелли), где была собрана обширная библиотека. Гатчина стала олицетворением деятельности богатого вельможи, покровителя муз екатерининского времени.

Век Екатерины выдвинул одного из известнейших деятелей Российского государства графа, а затем князя Александра Александровича Безбородко статс-секретаря Екатерины, а впоследствии канцлера Российской империи. Он был известен как крупный коллекционер и меценат. Ему принадлежала картинная галерея исключительной ценности, которую, по словам многих, едва ли удавалось собрать частным лицам. Коллекция картин князя послужила впоследствии основой знаменитой Кушелевской галереи Академии художеств. Внук князя, граф Николай Александрович Кушелев-Безбородко (1834-1862) завещал это собрание Академии художеств с условием, чтобы галерея была постоянно открыта для художников.

Известна была своим широким меценатством и благотворительностью фамилия Демидовых. Так, Прокопий Акинфиевич Демидов (1710-1788) жертвовал значительные суммы на строительство коммерческих и народных училищ, а для Московского университета купил дом за 10 000 рублей, в который университет был переведен, и пожертвовал университету 20 000 рублей с тем, чтобы из процентов с этого капитала выдавались стипендии беднейшим студентам.

Еще более известными по своему происхождению и по размеру состояния были Строгановы. Граф Александр Сергеевич Строганов (1734-1801) составил галерею картин, написанных известными художниками, собрал дорогие коллекции эстампов и медалей. Особое внимание он обращал на устройство библиотеки, которую по числу в ней редких изданий можно было считать одной из первых в Европе. Комедиограф Фонвизин и поэт Державин пользовались его особым покровительством. Поэты Богданович и Крылов были в числе его близких друзей, а Гнедич, при его щедром пособии, перевел и издал "Илиаду" Гомера. Последние 10 лет своей жизни Строганов всецело посвятил постройке Казанского собора в Санкт-Петербурге (архитектор Воронихин). Славу своих предков, как щедрых меценатов, продолжил граф С. Г. Строганов (1805-1882). Будучи попечителем Московского университета, он оказал поддержку плеяде молодых профессоров во главе с Т. Н. Грановским. Он стал учредителем Строгановского училища технического рисования в Москве, занявшего видное место в истории русской культуры.  Из старого боярства были и Шереметевы. Николай Петрович Шереметев (1751-1809) был страстным театралом, организовал у себя в Останкино театральную труппу. 

Блестящую память о себе оставили графы Румянцевы. Николай Петрович Румянцев (1754-1826) собирал древние отечественные рукописи и издавал их. Но особую известность приобрел устройством огромной библиотеки, которая была доступна для всех. По завещанию он передал ее, а также множество коллекций и разных редкостей, для учреждения музея, оцененного вместе со зданием в миллион рублей, который носит его имя. Позднее музей был переведен из Петербурга в Москву. Фонды Румянцевского музея послужили основой Российской государственной библиотеки.

Одним из богатейших вельмож екатерининского и александровского времени известным своим меценатством был Николай Борисович Юсупов (1751-1831). Он собрал у себя в имении Архангельское галерею древних мраморных статуй, картин, большую библиотеку, которые были одними из лучших в России. А также завел труппу актеров и устроил театр.

В царствование Николая I все чаще встречаются видные коллекционеры и меценаты из числа крупного чиновничества. Один из них Федор Иванович Прянишников (1793-1867) "министр почт", как его называли современники. Он был одним из первых собирателей русской живописи, его собрание находится сейчас в Третьяковской галерее. Прянишников поддерживал молодых художников и помог юному Репину, внеся по его просьбе плату за поступление в Академию художеств.

Золотой век...

Подлинного расцвета традиции меценатства достигли в России во второй половине ХIХ - начале ХХ веков. Это время действительно можно назвать "золотым веком русского меценатства". Дворянство стало постепенно терять в этой деятельности свою ведущую роль, крупные состояния мельчали, дробились, происходило оскудение дворянства. В эти годы на сцену истории все более уверенной поступью выходит новое сословие, торгово-купеческое, класс предпринимателей, громко заявляя о себе и в меценатстве. Это были в своей массе выходцы из крестьянства и городских низов, а также провинциального купечества. Большинство из них стали поддерживать национальную традицию в искусстве и культуре, впоследствии ряд представителей не уступали по своему образованию выходцам из дворянства и проявили немало вкуса и эрудиции при оценке новейших направлений современного западного искусства. По своему характеру это были фигуры трагические: передача огромных сумм из коммерческого сектора в некоммерческий бросала вызов миру капитала, а это неизбежно влекло за собой непонимание, гонения со стороны партнеров, а иногда и разорение. Даже мир культуры и искусства не всегда правильно принимал эти жертвы.  К самым известным фамилиям относятся   Морозовы, Харитоненко, Прохоровы, Найденовы, Щукины, Алексеевы, Солдатенковы, Шереметьевы, Боткины, Шелапутины, Абрикосовы, Вишняковы, Ушковы и т. д. и т. д.

Искусство духа...

Даже если вы ничего не знаете о меценатах и никогда не слышали слово меценат, то вы всё равно знаете о существовании Третьяковской галереи или о  творчестве Шаляпина или, скажем, Врубеля. А ведь всё это не было бы частью общенационального достояния, если бы не самоотверженная преданность Павла Михайловича Третьякова и Саввы Ивановича  Мамонтова  благородному  делу меценатства.

П. М. Третьяков  начал свою деятельность по собиранию картин русских художников в 1856 г. и сразу решил, что подарит свою коллекцию городу, сделает ее народным достоянием. В завещательном письме еще в 1860 г. Третьяков пишет, что капитал он завещает «на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи», и добавлял, что «желал бы оставить национальную галерею, то есть состоящую из картин русских художников». Первой покупкой Третьякова было собрание картин старых голландцев. Картины эти украшали комнаты в Толмачах, доме, который был приобретен по случаю в 1851 г. и стал первоосновой Третьяковской галереи.  Когда Третьяков начал собирать картины русских художников, он их развешивал сначала в своем кабинете. Со временем, когда там стало тесно, картины развешивались в столовой, потом в гостиной, а картины старых голландцев Павел Михайлович отправил в Ильинский переулок. В связи с увеличением количества картин, в 1872 г. было принято решение о постройке галереи. Весной 1874 г. произошло переселение картин в новое помещение. Картины в галерее размещались хронологически, начиная с самых старых от входа. Галерея расширялась, новые залы пристраивались до самой смерти ее основателя. 

Первой картиной, которую заказал Третьяков русским художникам, было «Искушение» Шилдера. По документальным же данным первой покупкой Павла Михайловича является картина Худякова «Финляндские контрабандисты». Огромная историческая заслуга Третьякова — это его вера в торжество русской школы живописи. В одном из писем в феврале 1865 г. он писал: «Многие положительно не хотят верить в хорошую будущность русского искусства… а я как-то невольно верую в свою надежду, наша русская школа не последнею будет». В наступившем в конце XIX в. триумфе русской живописи личная заслуга П. М. Третьякова исключительно велика и неоценима. Постепенно Третьяков расширяет рамки своей коллекции, начиная собирать древнерусское искусство и портретную живопись XVIII в. Он не только собирал картины, но становился как бы историком русской живописи, а также активным участником ее истории.

В своем заявлении в Московскую городскую думу о передаче его галереи Москве он писал, что делает это, «желая способствовать устройству в дорогом мне городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусства в России и, вместе с тем, сохранить на вечное время собранную мной коллекцию».

«Московский Медичи», «Савва Великолепный» — так называли Савву Ивановича  Мамонтова современники. Промышленник, строитель железных дорог, музыкант, режиссер, писатель, скульптор — человек, который говорил, что его главный талант — это «находить таланты». Не случайно И, Грабарь вспоминал, что «Мамонтов казался рядом с уравновешенным, мудрым и холодным Третьяковым каким-то неистовым искателем юных дарований». Даже в ряду других знаменитых меценатов Мамонтов занимает особое место. Он не столько коллекционировал и поддерживал искусство, сколько «двигал его вперед», участвовал в его развитии, созидал.  Когда скульптор М. Антокольский, женившись, нуждается в деньгах, Савва Иванович заказывает ему работу — без ограничений и условий, просто «статую работы Антокольского». В результате появляется «Христос перед судом народа», отмеченный на Всемирной парижской выставке высшей наградой, а автор — орденом Почетного легиона.

Помощь от Мамонтова приходит и к В. Васнецову, терпевшему после переезда в Москву постоянные неудачи. За участие в Передвижной выставке 1878 г. он не получил ни гроша. «Сижу без денег, — пишет он Крамскому, — и даже взаймы негде взять». В молодой, еще мало известный кому талант надо поверить, в финансировании его есть определенный риск. Савва Иванович заказывает ему рисунки для издания альбома, в котором должны быть представлены работы лучших художников того времени. Деньгами, полученными за заказ, Васнецов расплачивается с многочисленными кредиторами и может теперь уже спокойно завершить свою первую картину в новом стиле «После побоища Игоря Святославовича с половцами». И в дальнейшем Мамонтов продолжает покупать его картины, показывая пример московскому обществу. Это делает Васнецову рекламу: «Покровительство Саввы Ивановича было для Москвы решающим, — вспоминает И. Грабарь, — а его мнение — наиболее авторитетным».

Постепенно вокруг Мамонтова образуется содружество художников, свободных от каких-либо эстетических манифестов и догм, вошедшее в историю русской культуры под названием Мамонтовского, или Абрамцевского кружка. В этой деятельности Савву Ивановича поддерживала жена.

Связующим началом Абрамцевского кружка стал домашний театр, в котором участвовали не только художники, музыканты, артисты, но и родственники, друзья и гости Мамонтовых.  Истинным первооткрывателем стал Савва Иванович для  гениального художника Врубеля.   На выставке, приуроченной  к коронации Николая II, среди  других художественных экспонатов  Савва Иванович выставил два панно работы Врубеля — «Микула Селянинович» и «Принцесса Греза». Комиссия Академии художеств, принимавшая выставку, единогласно забраковала панно и постановила убрать их из павильона искусств: работы Врубеля не соответствовали представлениям академиков о декоративной и монументальной живописи. Савва Иванович очень рассердился, заплатил Врубелю стоимость панно,  и построил павильон за пределами территории выставки, где поместил картины, а  на фасаде написал: «Выставка декоративных панно художника М. А. Врубеля», забракованная жюри императорской Академии художеств». Вход был свободным, и публика шла нескончаемым потоком, дивясь необычным картинам.

А в  Частной опере пел 23-летний Шаляпин. Малоизвестный начинающий певец был связан жестким контрактом с Императорским театром. Мамонтов убедил Шаляпина разорвать контракт, заплатив огромную неустойку, и сразу поставил певца на первые роли в своем театре, разглядев в юноше необычайные способности. Здесь, в обстановке всеобщего доверия и подлинного творчества, Шаляпин почувствовал, «будто цепи спали с души моей».

Искусство тела...

Не только  наука или искусство были  единственными  пристрастиями меценатов, не менее большую роль сыграли меценаты и в развитии спорта.  Хотя расцвет спортивного меценатства  начинается уже с начала 20 века. Когда убыстряющийся ритм жизни  требует от человека совершенно иных физических характеристик, а атлетизм тела  становится одним из первоочередных достоинств, что вызывает массовое увлечение спортом и постепенно превращает его в искусство.

Первым крупным спортивным меценатом в России был граф Григорий Рибопьер (1854-1916). Он родился в знатной и богатой семье, детство провел за границей. В Италии увлекся гимнастикой и пробовал выступать в цирке, затем в Швейцарии занимался альпинизмом, бегом, фехтованием, плаванием и  конным спортом. В 16 лет Рибопьер вместе с родителями вернулся в Россию и поступил на военную службу, участвовал в Русско-Турецкой войне, был награжден орденами и медалями. После ранения вышел в отставку, стал владельцем двух крупных конных заводов. Но интерес к спорту остался с детства, и он создал Санкт-Петербургское Атлетическое Общество, а в 1897 г. организовал и провел первый  чемпионат России по тяжелой атлетике. Рибопьер заслуженно считается одним из основателей олимпийского движения в России – на его личные средства была организована поездка российских спортсменов на  две их первые Олимпиады – в 1908  г., где  фигурист Николай Панин-Коломенкин стал первым российским олимпийским чемпионом.

А вот  первым российским футбольным меценатом стал владелец ювелирного магазина Роберт Фульда. В 1909 г. он учредил кубок для команд Москвы, а спустя год организовал  Московскую футбольную лигу.

В настоящее время, в связи с коммерциализацией спорта, можно говорить  о приоритете спонсорства, хотя спортивное меценатство также имеет место быть.

За благородство помыслов и дел!

КредоПриоратМеценатство, благотворительность, спонсорство – всё это как было так и остаётся на плечах предпринимателей,  характеризуя  понимание предпринимателями  социальной ответственности  бизнеса перед обществом. Тот, кто сам  организовывал собственное дело, преодолевая все тернии этого сложного пути, тот прекрасно понимает, как непросто  начинать  какую-либо деятельность, и как бывает жизненно необходима даже небольшая помощь вовремя оказанная. Истинно говорят, что настоящая благотворительность - это помощь оказанная своевременно.

 Да!  Меценатство, в настоящий момент, переживает в нашей стране период своего возрождения, появляется огромное количество организаций, объединений и клубов меценатов, учреждаются  различные премии, среди которых наиболее авторитетной можно считать  награду Международного благотворительного фонда «Меценат столетия» -  «Национальное достояние». Эта награда является  международным общественным признанием  благотворительной   деятельности  той или иной организации. И как приятно осознавать, что наш город  обладает  этой  наградой  в лице  ЗАО «ГЛ «Кредо Приорат», а конкретно в лице  председателя совета директоров данной организации  Курмакаева Кияма Мустякимовича, который, помимо золотой медали «Национальное Достояние»,  также в 2006 году  был удостоен  орденом «Честь и Польза».

Хотя Кияма Мустякимовича нельзя назвать  только меценатом, так как тогда ничего не было бы сказано о  его благотворительной деятельности. Обычно меценаты покровительствуют  тем видам деятельности, которые близки им по интересам, а вот благотворительность является исключительно личной духовной заслугой самого человека. Хотя и меценатство и благотворительность, подразумевающие бескорыстное участие, по праву могут считаться истинными проявлениями благородства души.

Просто поразительно, какое огромное количество  людей каждый день посещают «Кредо Приорат» и какое огромное количество из них идут не к риэлторам,  они просто идут за помощью к директору фирмы, зная, что он выслушает и …ПОМОЖЕТ! Действительно поможет, а не отмахнется  и не скажет равнодушное «нет»!  Именно поэтому идут к  Кияму Курмакаеву солдатские  матери, ветераны, представители различных  учебных, образовательных и творческих организаций! Среди  благодарных можно назвать  Школу гармоничного  развития,  клуб «Канку»,  детско -.юношеский  футбольный клуб «Виктория», футбольный клуб «Кредо Приорат», татарско-башкирское общество «Юлдаш» и этот список  можно ещё продолжать и продолжать. Жена Кияма Мустякимовича Светлана Михайловна также трепетно относится к благотворительности, именно через неё была оказана помощь школе  творческого развития  и выделены деньги на  реконструкцию церкви в Вырице.

Как истинный меценат Киям Мустякимович не равнодушен также искусству, оказывая помощь и покровительство начинающим художникам, скульпторам,  а также всем тем,  кто и  создаёт как раз то самое  Национальное Достояние, которое позволяет гордиться тем,  что мы живём именно в  Великой России!

Наверное, и меценатство, и спонсорство, и благотворительность всегда характеризуются определёнными мотивами, побуждающими людей к бескорыстной деятельности. Безусловно, всегда говорят о патриотизме, но говорят как-то размыто и неясно, како некой  гипотетической идее, не давая ни чёткого определения, ни  чёткого объяснения. А вот Киям Мустякимович говорит просто, что его страна, это его Дом, а в  Доме все-семья, а в семье нет своих и чужих проблем, все проблемы общие, а значит и решаться они должны сообща.

Недавно в Санкт-Петербурге  прошёл Саммит Большой Восьмерки, который показал нам,  что наш Дом, это не только наша страна, а что он намного больше!  И как же легко и хорошо  будет жить в таком Доме, где, как и говорит Киям Мустякимович,  все семья, а значит ни один человек не будет одинок  и не буде один на один со своими проблемами.

Смотрите другие статьи:

Заказать звонок

Пожалуйста, оставьте Ваши контактные данные.

Наши менеджеры обязательно перезвонят Вам, в удобное для Вас время.

Ваше сообщение отправлено. Благодарим за проявленный интерес.